Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

амигошляпа

(no subject)

Воскресенье нынче удалось: не прошло и полувека, как родственники, наконец, усвоили, что поздравлять меня в этот день не нужно, поскольку отзыва на их пароль я не даю.
Кстати, раньше меня всегда удивляли залечки, типа: "Ну и ответь: "Воистину воскрес", - трудно тебе что ли?" Да, блин, трудно. А ещё труднее объяснить. Одолела эту задачку, с готовностью отвечая дамам: "Воистину воскрес, мой генерал!" - а мужчинам: "Воистину воскрес, мадам баронесса!" И поясняя после их изумлённых возгласов: "Врать, так уж по полной программе!"
Но нынче всё тихо, вар из ова (иф ю вонтед), у них - своя пасха, у меня - просто воскресенье, ничьё, день недели такой.
амигошляпа

В пандан к предыдущему

Тут я во Friendstimes увидела, что вдогонку некоему Панюшкину свои вопросы позадавала некая Радулова. Правда тут же оговорилась, дескать "Писать мне ответы, ребят, не обязательно. Это ведь и не вопросы были".
Ну, ей и не напишу, коли так, тем более, что моё и без того невысокое мнение об этой даме оные вопросы не улучшили.
Collapse )
амигошляпа

Пятнадцать ответов

На сайте "Сноба" некто Панюшкин задаёт 15 вопросов атеистам. Правда, ответить на них могут только те атеисты, которые подписаны на "Сноб", а я к ним не отношусь.
Строго говоря, меня и атеисткой-то назвать нельзя: притом что я не верю в бога - ни в какого, я всё же придерживаюсь философии, которую принято называть идеалистической. То есть я а-теистка, но не материалистка. Но может быть вам, фрэнды (фиг уж с ним, с Панюшкиным - всё равно я его не знаю) будут интересны мои ответы.
Collapse )
Боб_СМИ

кое-что о религии и нравственности

В последнее время мне много приходится разговаривать о религии. Я люблю подобные дискуссии хотя бы за то, что они позволяют отточить формулировки и подвергнуть тщательной ревизии аргументы – свои и оппонентов. И вот о чём я подумала на этот раз.

Сторонники религии всех мастей очень любят рассуждать о том, что она, религия, способствует небывалому росту морали, да и вообще является для нравственности едва ли не единственной надеждой и оплотом. С моей же точки зрения, религия всегда была и остаётся как раз тем, что нравственность подрывает и искажает до неузнаваемости.

Collapse )
амигошляпа

Ошибочка

- О, прекрасная Европа! Сколь гибок твой стан и стройны ноги! Как богат и пышен твой необычный наряд, как сияет он золотом и каменьями! Как горяч твой взор, как плавны и изящны движения! Поверь, я понимаю и ценю твою девичью застенчивость, но неужели ты, о прекраснейшая, и впрямь надеялась отбиться от меня, отца богов, принявшего ради тебя облик могучего зверя, этим смехотворным тоненьким прутиком?!
- Слушай ты, бычара слепошарый! Ты что, очки там же, где и мозг, потерял?! Какая я тебе Европа?! Я - Collapse )
амигошляпа

Нити и основа

Очень страшно мне вывешивать эту рассказку. Сама не знаю, почему…


Нора хорошая, Нора прекрасная, внешние уголки её глаз приподняты вверх, и уголки её больших губ приподняты вверх, и даже концы коротких волос завиваются вверх. Она не умеет ни стоять, ни даже просто ходить – летит, бежит, прыгает, оступается и взлетает вновь, оттого на ногах у неё – вечные синяки и царапины, а широкие губы – сухие, в трещинках. Вообще-то почтальону полагается фургончик, но Нора, как только пришла на эту работу, сразу же отказалась – у неё и прав-то нет, и вообще, за рулём же нужно СИДЕТЬ! Она лучше так, ей не тяжело, ей всего-то 21 год. И мужа у неё пока нет – из всех городских мужчин поймать Нору может только её отец – монтёр Жак: с первой звездой он выходит на улицу и ждёт, пока длинная (почти на голову его выше!) и тонкая, как флагшток, Норина фигурка не замаячит вдалеке. Тогда Жак широко расставляет руки, чтобы не пропустить и поймать дочку в объятия, и комбинезон его пахнет металлом, резиной, пластиком, чуть-чуть гарью – родной запах, и Нора падает в сон мгновенно, на бегу, на лету…
Да, Нора прекрасная, но отчего же она встает так рано, почему же ей, проснувшейся с рассветом, кажется, что в десять утра уже можно стучать в окно и звонко выкрикивать:
- Корабль! Скоро придёт корабль!
Эвридика просыпается и сбрасывает с себя всё одеяло разом одним плавным, но быстрым движением. У неё слишком широкие бёдра, слишком тяжёлая грудь, она несёт на себе всю эту избыточную, пышную плоть, как дорогую шубу, и ей всегда жарко, даже тогда, когда остальные ёжатся от сквозняка и просят закрыть окна. Спать бы ей ещё да спать, вот и юный подмастерье ювелира – голенастый, длинноногий, она зовёт его «кузнечик», ах, зачем не у кузнеца он в подмастерьях! – так сладко посапывает рядом. Но разбуженная Эвридика уже не возвращается в сон, встаёт, накидывает длинный халат, выходит в сад, а там чудная Нора взялась рукой за ствол молодой сливы и кружится – это чтобы и не уйти и не останавливаться.
- Так что за корабль? – спрашивает Эвридика хрипловато, утренне и закуривает. Из всех женщин городка она одна ещё не бросила курить – и не собирается. Только зря в самом центре витрины табачной лавочки пылится пачка с тонюсенькими сигаретками – Эвридика курит самые простые, белые, короткие, с синими буквами на этикетке.
- Это такой корабль, где есть книги для всех, для всех, для всех! Все самые главные книги мира! И если ты найдёшь там свою книгу, то…
Эвридика улыбается, выпуская струю дыма прямо из улыбки, а Нора проносится насквозь, не растеряв ни одного солнечного блика в волосах.
_ Ну, ты-то точно там ничего не найдёшь. Разве что кто-нибудь уже придумал специальную книгу, которую можно читать на бегу и при этом видеть, куда бежишь.
- Ну я, что я? Я читаю адреса, а ещё дороги, деревья и небо, мне пока хватает, а вот ты бы могла…
Могла бы? Могла…
И когда дивная Нора улетает, Эвридика идёт на кухню заваривать себе чай – отчего-то она с утра терпеть не может кофе. Голубые, весёлые язычки газа танцуют над конфоркой, и связки сухой полыни над плитой от тепла пахнут острее.
- Дикси, ты проснулась уже? – слышит она голос Кузнечика, ополаскивая чайные листья, и, не оборачиваясь, отвечает:
- Дикси – это не имя. Так заканчивали свои речи римские ораторы: «Dixi – я всё сказал!»
- Как же мне тебя звать?
- Зови меня «ты». Зови меня «знаешь…». Зови меня «послушай…». Зови меня «иди ко мне»…
- Иди ко мне!
Подумаешь, пропадёт ложка заварки… Collapse )
амигошляпа

Пра-матрица

В этой рассказке прошу винить вчерашних «зебр», вытоптавших всю мою фрэнд-ленту.
Вообще-то эта история мне приснилась. Очень редко, но всё же случаются у меня во снах такие вот «короткометражки», где я – только зритель. Проснувшись, я, конечно, поняла, что никакие это не Бог с Дьяволом были, а борморовские Мазукта и Шамбукли, но я к чужим авторским правам отношусь трепетно, так что пусть уж так…


Бог сидел и уныло разглядывал через дырку в облаке, как первые люди бесцельно бродят по райскому саду. Адам сорвал громадный лист фикуса, попытался свернуть из него не то кулёк, не то пилотку, но очень скоро оставил это дело, улёгся на травку, накрыл листом физиономию и захрапел. Ева собирала цветы. Наклонившись в четвёртый раз, она решила, что это слишком утомительное занятие, бросила жиденький букет и начала в пятьдесят четвёртый раз за этот день расчёсывать волосы.
Подул лёгкий ветерок, и дырку затянуло. Бог вздохнул и принялся большим пальцем ноги проковыривать новую.
Сзади раздалось деликатное покашливание.
- А, это ты, Светоч, - не оборачиваясь, поприветствовал гостя Бог, - Проходи, присаживайся…
Люцифер, прихрамывая, сделал несколько шагов и уселся, деликатно подложив под себя слегка потрёпанные крылья.
- Привет Творцу! А что ты грустный такой? С людьми проблемы?
- Да вот, понимаешь… - Бог дёрнул углом рта, издав при этом неопределённый кислый звук, и огладил разворошённую ветром бороду, - Ведь так всё хорошо было задумано… Хотел я им для начала райскую жизнь показать. Чтобы было к чему стремиться, о чём мечтать, ради чего прогресс двигать… Думал, поживут так недельку-другую, ну, месяцок – и выставлю я их в реальный мир…
- Как выставишь? – заинтересовался Сатана.
- Очень просто. За нарушение запрета. Во-он то дерево видишь? Я им яблоки рвать с него запретил!
- А что им, других яблок не хватает?
- Хватает, конечно. Просто я ведь как рассуждал: если людям абсолютно всё разрешено, кроме одного-единственного, то рано или поздно им это табу захочется нарушить. Просто из любопытства. Ну, или забудутся ненароком…
- А они?
- Не нарушают. Послушные заразы, оказались. Который год вокруг этой яблони ходят – хоть бы листик тронули! Что теперь делать – ума не приложу…
- Так ты же им, наверное, объяснил, что их за непокорство ждёт?
- Конечно, объяснил! Я бог честный! Реальный мир ждёт.
- Правильно. А там и дождь, и снег, и звери дикие, а главное – в поте лица хлеб зарабатывать нужно. Какой же дурак райское житьё на такое безобразие поменяет?!
- Ну, они-то точно не дураки…
Дьявол скептически глянул вниз на два вялых от сытости организма и осведомился:
- А чем они тебе в раю-то мешают? Пусть бы тут и жили, раз уж завёл себе таких зверушек!
- Да ты понимаешь… - Бог опять горестно вздохнул, - Я-то ими планировал Землю заселить. В раю им, конечно, хорошо: не болеют, не стареют, вообще физически не изменяются. А это что значит?
- Что?
- Что и не размножаются тоже! Я ж их, как элитную пару производителей создавал. А толку здесь от таких производителей?!
- Ну, так и выгнал бы их тогда на Землю силой!
- Не могу. Что же это у меня за авторитет будет, если я им ни с того, ни с сего такую гадость учиню?
- Добреньким, значит, хочешь выглядеть?
- А я и есть добрый! – раздражённо топнул ногой Бог, - Вот только отдельный паразиты этого никак не понимают и не ценят!
Люцифер невольно прикусил язык. Второй раз шмякаться с небес о скалы ему вовсе не улыбалось. Нужно было срочно как-то спасать положение.
- А хочешь, я их уговорю уйти? Самим, по доброй воле!
- И как, интересно знать, это у тебя получится?
- Ну… приврать, конечно, придётся… Но ты, в случае чего, вали всё на меня! Мне-то их любовь даром не нужна! Я даже могу обличье какое-нибудь эдакое, померзостней выбрать…
Первые минуты три после ухода Сатаны в райский сад Бог демонстративно разглядывал синь небес, нетерпеливо барабаня пальцами по ближайшей тучке, но после всё же не выдержал, провертел очередную дыру в облаке и принялся наблюдать, как Дьявол в образе змея втолковывает Адаму и Еве:
- … и весь этот мир – всего лишь иллюзия. Сны, которые программирует вам бог, пока вы, голые и беззащитные лежите в специальных контейнерах…
- А зачем это ему нужно – чтобы мы лежали в контейнерах, голые и беззащитные? – засомневался Адам.
- Так он это… - на секунду замялся змей («Так, не об электричестве, ни о биоэнергии эти придурки ещё ничего не слышали – нужно что-то другое…»), - Кровь он вашу пьёт! Привык, понимаешь, по чайной ложке крови выпивать на обед и на ужин! Вот он, чтобы вы не сопротивлялись, вас видениями и морочит!
- Ну, неплохие, в общем-то, видения… - протянула Ева, - Скучноватые только. А там, в реальности что?
- Там? Настоящая жизнь! Не такая лёгкая, конечно. Но сами подумайте: неужели вам не хочется самим что-то делать, самим определять свою судьбу, вместо того, чтобы играть статистами в чужом спектакле?
- Ага! А из нас ещё и кровь сосут! – передёрнулся Адам, - Всё, Ева, собирайся, пошли отсюда!
- А идти самим и не надо, - вкрадчиво заметил Люцифер, - Вы же в иллюзии! Достаточно просто обозначить намеренье. Протягиваете руку, срываете яблочко вот с этого дерева…



- Нет, всё-таки дураки! – вздохнул Бог, запирая Врата рая, - И с чего бы это? Ведь, кажется, по собственному образу и подобию их творил…
- Так я же именно на это и рассчитывал! – донёсся из-под земли голос Искусителя, и Люцифер заливисто расхохотался. Ничего-ничего, ниже ада уже не сбросят!
амигошляпа

Провинциальное дело

Помучилась я с этим рассказом немало, хотя, наверное, стоило бы еще больше, но на это сейчас пока нет ни сил, ни времени. По моим меркам, он необычно большой, даже выкладываю я его тремя частями. Тут всё дело в том, что детективы я писать абсолютно не умею, поэтому для того, чтобы убедить саму себя в достоверности сюжета (а я ещё та вредина), мне понадобилось гораздо больше слов, чем обычно. К тому же и стиль, диктуемый тем же самым сюжетом, оказался для меня в новинку, и особой уверенности в том, что я с ним справилась, у меня нет. Ну, и всякие исторические подробности так и норовили ускользнуть (да-да, я знаю, что солидный писатель изучает источники, выверяет детали… но я же писатель решительно не солидный).
Словом, можете читать и придираться в полный рост – всяческие замечания и указания на огрехи, разумеется, уязвят моё нежное, как орхидея, самолюбие, но будут, тем не менее, приняты с благодарностью! :))

Collapse )