Дискурс - это я (kizune) wrote,
Дискурс - это я
kizune

Categories:

Бессвязный мемуарчик

Когда я была совсем мелкой, мама обычно брала меня с собой на первомайские и ноябрьские демонстрации трудящихся. Ежели кто слишком юн для того, чтобы их помнить, то подскажу, что это были такие странные мероприятия, на которых советских трудящихся, построенных в колонны, демонстрировали высокому руководству по случаю праздника. Руководство стояло на трибуне на главной площади города и временами устало помавало рукой, а трудящиеся волокли мимо него его же, руководства, портреты, бумажные цветы и малоинформативные (чтобы не сказать идиотские) лозунги, типа «Мир! Труд! Май!». Вряд ли руководству это было особо нужно: стоять несколько часов и смотреть на однообразную людскую волгу – занятие утомительное. Трудящихся и вовсе сгоняли на это мероприятие насильно (правда, как это часто бывало в Советском Союзе, многие мазохисты находили в этом своеобразное удовольствие, ну, так те же мазохисты и маханию метлой на субботниках радовались). Скорей всего, всё это мероприятие было призвано морально давить на случайно затесавшихся в толпу проклятых буржуинов, демонстрируя мифическое единство партии и народа и не менее мифическое одобрение народом всех и всяческих действий партии.
Но что-то я отвлеклась.


Лично меня во всей демонстрации интересовал один-единственный момент – шарики. Трудно поверить, но во времена моего детства (вторая половина шестидесятых – семидесятые) купить летающий воздушный шарик в Алма-Ате было попросту невозможно. Никак и нигде, ни по какому блату. Отчего так, не знаю и даже предположить не могу. Резиновые шкурки этих самых шаров валом лежали в любом магазине более или менее подходящего профиля и стоили копейки, да и вряд ли весь имеющийся в природе гелий расходовался исключительно на нужды метеорологии. Но факт остаётся фактом.
А ведь на всех картинках в детских книжках, во всех фильмах мне с недвусмысленной ясностью показывали, что настоящий шарик должен парить в небесах, удерживаемый лишь верёвочкой, а не бессильно кататься по полу. И даже на моей любимой пластинке с радиоспектаклем «Три толстяка» продавец улетал на своих воздушных шарах. А я? А мне?

Зато в дни демонстраций (и только в эти дни) в фойе Министерства геологии (мама была геологиней) выкатывали высокий синий баллон с гелием и надували шарики всем пришедшим детям. По шару в руки – и то могло не хватить, поскольку баллон тоже, знаете ли, не бесконечный.

Оставшаяся часть демонстрации меня интересовала много меньше. Идти до площади было довольно далеко, тем более, что трафик колонн трудящихся был подвержен пробкам ничуть не меньше, а то даже и больше, нежели современное автомобильное движение. Проще говоря, мы больше стояли, чем шли. А я была девочкой толстой и не слишком-то выносливой, мне начинало хотеться пить, в туалет, а особенно сильно хотелось где-нибудь сесть – а негде было. В итоге я совершенно обламывала маме нехитрую радость совместной прогулки с сослуживцами на свежем воздухе, и кто-нибудь сердобольный из оцепления рано или поздно выпускал женщину с ноющим ребёнком за пределы колонны, на волю, где уже можно было сесть на автобус и кружным путём (весь центр города был перекрыт) добраться домой. С шариком.

Кстати, об оцеплении. Если кто-то ещё этого не понял, то поясню, что демонстрации были вполне полицейским мероприятием. Народ на них не только сгоняли под угрозой выговоров и лишения премий (а студентов и вовсе под угрозой отчисления или, как минимум, лишения стипендий) и отмечали по списку, но и для того, чтобы предотвратить побеги, вдоль всего маршрута следования колонн стояло оцепление, никого и не под каким предлогом обычно не выпускавшее. Вот и представьте: несколько часов медленного черепашьего движения, обильное алкогольное и безалкогольное питьё, предусмотрительно прихваченное с собой и – никаких биотуалетов, а кустики надёжно перекрыты широкими грудями оцепления. Праздник!

Но, разумеется, милиции на всё оцепление не хватало, да и не могло хватить физически, так что в нём в основном торчали добровольно-принудительные дружинники, с которыми, умеючи, всё же можно было договориться. В итоге за всё своё детство и юность по площади я прошла, кажется, один-единственный раз, обычно благополучно скипая по пути. К университетским временам у меня уже была подружка (та самая прекрасная Ленка, о которой я не раз писала), которая жила (да, собственно, и сейчас живёт) буквально в двух шагах от площади, так что на крайний случай всегда можно было уцепиться за неё (она училась в другом институте, но наши колонны шли рядом), а Ленка уже показывала оцеплению паспорт с пропиской и делала вид, что демонстрировать не обязана, а просто домой идёт. Ну, и я вместе с ней. Правда, уже без шарика – шариков в универе не надували.

Ну, и картинки вам для привлечения.
Это вот совсем юная мама с подругами перед демонстрацией (вторая слева).



Это мама уже более зрелая, но тоже на демонстрации (и опять вторя слева).



Демонстрационных фотографий со мной-мелкой не сохранилось, но вот таким пузырём я была в подготовительной группе детского сада.


Tags: мемуарсы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments