December 20th, 2008

амигошляпа

прошлой ночью

Снился незнакомый город под снегом, и человек, державший меня за руку, сказал:
- Нью-Йорк.
- Какой же Нью-Йорк? - удивилась я, - Когда так пусто.
А стояли мы в парке: дорожки, деревья, вечнозелено просвечивающие сквозь белые шапки, скамейки...
- А разве ты пошла бы гулять в парк в такую погоду? - спросил спутник.
- Но я же пошла!

А лица не видела, что-то всё время мешало повернуться, помню только голос и тепло руки без перчатки.

Только что прочла, что в Нью-Йорке и впрямь снег. Признавайтесь, кто водил меня на прогулку? :)
амигошляпа

(no subject)

Постом friend_horatio навеяло...

Подарки покупают родители, а дед Мороз всё равно существует - возможно, я верю в это и сейчас.
Для меня тут всё было очень просто: дед Мороз не может успеть абсолютно всюду и поэтому приходит только туда, где он нужен просто позарез. К "детям Африки", "обитателям трущоб Гонконга и Парижа" или просто к Светке, вместе с которой я училась в первом классе, к Светке с древним портфелем из потрескавшегося кожезаменителя и мамой-горбуньей. Вот ей новогодние чудеса были просто необходимы, а у меня всё было хорошо: и живая, пахнущая снегом и смолой ёлка, и целый веер билетов на детские утренники, и куча родственников, которые, конечно, зачастую дарили глупых и ненужных кукол вместо необходимейшего и желанного моторчика для конструктора - но ведь приходили, тискали в надушенных объятиях, дарили. Так что деду Морозу (настоящему, а не дяде Лёше с ватной бородой) у меня дома делать было попросту нечего.

Мне уже давным-давно никто не дарит новогодних подарков, не водит на утренники и не спрашивает рокочущим басом: "А где здесь Лю-Лю?" Но это не страшно: я большая девочка, я обойдусь. Дед Мороз пока что не появлялся в моём доме, а значит, всё не так уж и плохо. Но если однажды ночью, услышав, как звенят шары, я неохотно выползу из своей комнаты отгонять котов от ёлки и вдруг увижу ярко-красную шубу и белую бороду, и почувствую в своих руках пакет с шоколадными конфетами, мандаринами и орехами, вот тогда я пойму, что всё - здравствуй, жопа, Новый год! - и настало время вложить всю свою гордыню в то, чтобы протянуть руку и почувствовать, как тяжело пожатье этой красной рукавицы...