November 11th, 2008

амигошляпа

(no subject)

Я тут для cambala ещё один флэш-моб задолжала, так что стану рассчитываться постепенно.
Дано мне, стало быть, семь тем.

1. Говорить и молчать

… и молчать, конечно, проще. Кто не верит, попробуйте не разговаривать хотя бы неделю. Сложно первые двадцать минут (в обществе), а после слушать чужие разговоры молча, оппонируя лишь мысленно, сглатывая все остроумные или просто умные (а как же? у меня других не бывает!) реплики становится истинным удовольствием. И когда срок добровольного молчания истекает, самое сложное – заговорить вновь: зачем? почему вообще нужно открывать рот и издавать какие-то звуки? – я-то себя понимаю, а никто больше всё равно не поймёт, это за время безмолвия стало уже абсолютно, кристально ясно.
Должно быть, именно после таких вот периодов молчания (не стану здесь описывать, что это были за практики – кто в теме, поймёт) и возникло у меня отношение к говорению не как к средству «излить душу», а как к некоему шоу, устраиваемому для и ради собеседника. Скучно? Умолкну в момент. Слушать интереснее да, в сущности, и полезнее.
Эх, вот бы ещё в ЖЖ так научиться!..

2. Мечтать и не верить

… наверное, невозможно. В периоды самых страшных депрессий, когда кажется, что плохо всё, всё абсолютно, когда мир превращается в коробку с булавками – куда ни ткнись, всюду больно до крови, когда боишься не смерти, а того, что жить – вот так жить! – придётся ещё очень, очень долго, я говорю самой себе, пытаясь уснуть: «Ну, хоть помечтать…» И мечтаю. О том, что моя любовь будет кому-то нужна, а не просто вытянет душу в чёрную дыру, о том, что я увижу Лхасу и Киото, о том, что будет у меня когда-нибудь свой собственный дом – в том городе, где мне хотелось бы жить, и даже о том, что мои рассказы издадут одной большой книжкой, которую прочтёт какой-нибудь уважаемый мною человек и скажет: «А ведь хорошо!»… И – не сразу, не в первую и даже не на десятую ночь – постепенно начинаю в это верить. Без оснований и причин. Всё ближе и ближе поднимаясь со дна к поверхности, к глотку воздуха, к свету Луны…
… Нет, ничего не сбылось. И разумом я не верю, что когда-нибудь сбудется. А вот душой верю. Я ведь всё ещё живая, правда?

Остальное – потом. Наверное, завтра.