June 3rd, 2008

амигошляпа

PR

Раз уж у меня самой ничего не пишется, давайте я хоть на чужое прекрасное пальцем укажу. Смотрите: чайная дуэль - нечто среднее между шахматами, покером и фехтованием - здесь и здесь
амигошляпа

Затмение

- Слушай, а как ты думаешь: кем ты был в прошлой жизни?
Опять Лиля пристаёт, так и не усвоила, что обычно Лео её дурацкие вопросы бесят. Впрочем, сейчас злиться абсолютно не хочется: вечерние сумерки тенями бродят по комнате, простыни чистые, её голова прижата к его плечу, лежит Лилька, выводит пальчиком непонятный узор на его груди – лень, истома…
- Мне кажется, - говорит она, - что ты был псом. Большим, лохматым бездомным собаком..
Ну да: по подвалам спал, по помойкам рылся – красота!
- Да никем я не был, Лилиана! На новенького я.
Губы поджала:
- Никакая я не Лилиана! Лилия меня зовут, и в паспорте – Лилия, безо всякой там лианы!
Прижал к себе покрепче, улыбнулся:
- Ладно уж, Лилия…
- А… «на новенького» - это в смысле: первую жизнь живёшь? С чего ты это взял?
Лео высвободил из-под неё руку, сел, прислонился голой спиной к холодной стенке. И придумал же кто-то – «Лео»! Лёнька обыкновенный: глаза серо-зелёные, волосы русые, на концах вьются, нос короткий, ресницы белёсые…
- Ну понимаешь, если бы я уже когда-то жил – сто лет назад, двести, да хоть в Древнем Риме! – так бы не было. Даже объяснить трудно… Вот тридцать лет живу – всё привыкнуть никак не могу: дома, деревья, люди зачем-то ходят, что-то делают, друг с другом общаются… всё чужое, всё не так…
- А как тебе нужно?
- А я знаю? Может, небо должно быть коричневым. Или солнце – треугольным. Или вот завитки эти в ухе – зачем? почему? Не знаю, не понимаю. И никто, наверное, не понимает. Просто привыкли. А я не успел ещё. Я, может, поэтому и рисовать начал, что мне каждое лицо, каждая ветка странными кажутся. И хочется хоть как-то запомнить, перестать удивляться. Знаешь, как трудно всё время удивляться? Collapse )