April 15th, 2008

амигошляпа

В поисках позитива

Нужно бы в карты снова начать играть - вот что.
Интересно, преферансные навыки у меня ещё остались?
Разбогатею, самолётами летать стану...
  • Current Music
    кстати о приметах
амигошляпа

(no subject)

Нам в школе преподавали какую-то не ту историю: с зубодробительными именами, экономическими предпосылками и датами-датами-датами. Я её не чувствовала. Не видела. Ну, оттого и не знала, естественно (в аттестате – 5, но при чём здесь аттестат?).
Средние века составлялись в моей голове пазлом с половиной утерянных кусочков – из музыки Баха, прекрасно-уродливых женщин на картинах Дюрера и тяжеловесных крестьянских башмаков на картинах Питера Брейгеля, мавры строят дворцы в Испании, варварская орда крестоносцев ломится на утончённый Восток, неурожаи по полвека, побывавший в аду Данте (побывал, ребята, побывал, ведь Беатриче умерла – при чём здесь гвельфы?!), костры инквизиции и жизнеутверждающие сальности отважных писателей, чума, чума, чума…
Я не слишком понимала, как вообще выжило человечество в те времена – не отдельные личности: художник у мольберта, монах-переписчик в келье, развесёлая соломенная вдова отправившегося за Гробом Господним барона – а человечество в целом, между голодом и чумой в грязи стиснутое, неграмотное, не видящее картин, не слышащее музыки человечество, которое даже в церкви не утешали, а пугали адским пламенем.
Но понимаю и теперь. Но вот что, знаете:
Странный феномен мучил жителей центральной Европы в период с 14 по 17 века. Группы людей танцевали по улицам городов с песнями-плясками и пеной у рта пока не утанцовывались до смерти.
Первое серьезное проявление так называемой “танцевальной лихорадки” было зафиксировано в июле 1374 года в немецком городе Ахен.
Танцующие прошли через весь город, громко крича, кривляясь и дергаясь даже после того, как повалились на землю полностью обессиленные. Лихорадка быстро распространялась, и вскоре захватила Францию и окрестные государства. Наибольшего накала события достигли в 1418 году в Страсбурге. В один прекрасный день столько людей были заражены танцевальной лихорадкой, танцевали за компанию, пытались помочь больным, или просто тупо глазели, что жизнь города оказалась полностью парализована.
(за ссылку спасибо starmaugli)
Они танцевали, понимаете? Вокруг война – десять, двадцать, пятьдесят, сто лет война, нет хлеба, трое из пяти детей умирают, помои выплёскивают прямо на улицу, сорок лет – это старость, до которой не каждый доживёт, и за смертным порогом стоит дьявол с вилами, а они танцуют, танцуют и поют. А после – падают и умирают.
И не надо мне про наркотики, не надо про спорынью. Просто человек – это, видимо, такое небесное животное, случайно и ненадолго пойманное на землю, лишённое памяти. Но где-то очень глубоко внутри себя он помнит. И смеётся над собственными слезами. И поёт. И танцует, танцует.